ослик

Экспериментальный верхний пост

Я всю жизнь недолюбливал верхние посты. Но в последнее время меня начали убеждать, что мне таковой совершенно необходим. А потому - лично для меня в подвалах Лубянки корпорация Роснано разработала этот экспериментальный верхний пост, не имеющий аналогов в мире. Какое-то время он повисит здесь - пока я определяюсь, готов я терпеть это безобразие или нет. Ваше мнение в этом вопросе также будет играть немалую роль.

Итак, что я есть.

Collapse )


promo yu_dzin october 8, 2017 09:09 15
Buy for 100 tokens
Я думаю, я здесь многих достал постоянными требованиями подкинуть мне какую-нибудь тему для раскрытия в очередном посте. И все равно, с упорством, достойным дятла-гвардейца, требую опять и опять. Далеко не сразу ко мне пришло понимание, что логичнее сделать отдельный пост и повесить на него ссыль в…
перчатки

Новая власть

– Ну и как прикажете это понимать, молодой человек? – Тетушка держит «Народный обозреватель» двумя пальцами, будто у нее в руках – не красивый листок, а грязная тряпка.
Прямо на передовице опешивший Пауль узнал самого себя. Глаза горят восторгом, ладонь вскинута в нацистском салюте, в руках партийный штандарт со свастикой, вокруг которой расправляют крылья золотые орлы. И летящая яркая подпись: «Юность Германии – в наших рядах!» Красота какая!
Изумление от собственного нахождения на передовице самой настоящей газеты затмило даже ясное понимание: сейчас тетушка устроит такое, что он запомнит очень надолго.
– В школьном дневнике я через день нахожу все новые записи о прогулах, но на то, чтобы шляться в компании примитивной шантрапы у вас время неизменно находится. Думаю…
– Гретхен, позволь кое-что тебе объяснить. – Неожиданно вмешался дядюшка Вилли, отвлекшись от чтения книги. – Если ты вдруг не заметила, в Германии – новая власть. И юный Пауль, похоже, вполне дружен с этой властью. Этот факт в будущем вполне может благополучно сказаться на его карьере.
Пауль так и застыл с открытым ртом. Никогда раньше дядя не вмешивался в воспитательный процесс. Какой бы Соддом с Гоморрой не устраивала тетушка, какие бы наказания она ни придумывала, герр Вильгельм всегда воспринимал это как безусловно наисправедливейшую данность. Лишение сладкого? Значит, лишение сладкого. Запирание в чулане? Так тому и быть. Славная порка солдатским ремнем? Восхитительно. Его супруге виднее, как обращаться с детьми.
Но на сей раз он вмешался. Да еще как!
– Есть еще кое-что, чего ты упорно не хочешь понимать, Гретхен. – Все также спокойно продолжил дядюшка Вилли, не обратив никакого внимания на яростный блеск в глазах супруги. – Очень скоро эта самая власть за подобные речи начнет резать языки. Убедительно прошу тебя: обстоятельно обдумывай каждое слово, которое ты в будущем захочешь об этой власти высказать.

ослик

Голубая пилорама

Некоторое время назад одна моя знакомая неожиданно сорвалась из Нижнего Новгорода аж в далекий Калининград. Вела ее великая миссия защиты всяких меньшинств от злых и коварных натуралов, которые эти меньшинства так и норовят обидеть. Я к подобным вещам отношусь, мягко говоря, скептически... Но, в конце концов, у нас демократия. Что не запрещено, то разрешено, и раз уж организация, в которой она защищала голубые дела, не запрещена в РФ, то и смысла бухтеть, вроде бы, нет. А если все-таки бухтеть начнешь - будешь чем-то напоминать старушку на завалинке. Ну, вы в курсе: молодежь не та, вот это все...

А потом, спустя примерно полгода, она опять вернулась в Нижний. И рассказала мне прекрасную историю о том, как устроена вся эта голубая кухня. А устроена она прекрасно.

Итак, чтобы вы понимали схему. Есть Евросоюз, который выделяет грант на развитие всякого разного. И есть прекрасные ребята, которые сидят и ждут, что на этот раз потребуется защитить Евросоюзу. Против коррупции? У нас как раз есть общество анонимных борцов с коррупцией. Защитить гомосеков? Совершенно случайно буквально вчера открыли фонд поддержки гомосеков. Общество любви к антарктическим пандам? Вы не поверите...

Формируется красивая заявка, восхищенный Евросоюз немедленно решает: выделить прекрасному собранию активистов "Ромашка" денег на борьбу за все хорошее и против всего плохого! И выдать прекрасной ромашке финансирование на пять лет бесперебойного функционирования.

Вот только собрание активистов "Ромашка" - это просто вывеска. Юридического лица с таким наименованием просто не существует. Деньги на его функционирование получает ООО "Рога и Копыта". Да-да. Средства, на которые можно пять лет поддерживать гомосеков и прочие права и свободы, просто падают на счет ООО красивой шуршащей пачкой.

Ну а дальше включается пилорама. Из относительно лайтовых вариантов - платить какому-нибудь СММщику зарплату в 200 тысяч, из которых он сам будет получать только 50. И никакого СММ у прекрасного собрания активистов "Ромашка" как не было, так и не будет.

В общем, через полгода деньги испаряются в неизвестном направлении, а прекрасные ребята садятся ждать следующего гранта. На борьбу за свободу слова, например. Или с коррупцией. Борьба с коррупцией всегда была прибыльным делом, если вы понимаете, о чем я. Полагаю, что понимаете.

Совсем забыл: в процессе своей жизнедеятельности наша милая Ромашка активно собирает донаты от неравнодушных граждан, стремящихся рублем поддержать благородное дело защиты гомосеков. Куда эти донаты идут на самом деле, вы, полагаю, догадаетесь и без меня.

Вот так ушлые ребята стоят нерушимым бастионом на страже традиционных ценностей.



Подозреваю, что вся эта история прекрасно переносится и на общероссийские масштабы.

Посудите сами на примере господина Навального и его компании. Сколько раз было говорено: созданная донатенфюрером секточка абсолютно невменяема и никаких политических результатов принести не способна. Однако, продолжала свое существование до тех пор, пока ее не разогнала российская власть.

Все вокруг только и знают, что смеются: хахаха, тупые европейцы. хахаха, тупые американцы. Вкладываются в Лешу, который ничего не умеет.

А по-моему уже очень давно было очевидно, что получая очередной миллион на борьбу с коррупцией, Навальный расписывался за полтора. Если не за два с половиной.

Вообще, все эти истории со зловещими фондами и прочими компаниями, которые повсюду запускают зловещие щупальца и зомбируют всех подряд зловещими голубыми лучами, сплошь и рядом зиждятся на абсолютной убежденности в том, что деньги, которые вертятся в этой системе, используются с невероятной эффективностью. И каждый доллар или евро конвертируются в промытые мозги очередной невинной овечки, которая уже вот-вот бросится на баррикады за вашу и нашу половую свободу.

В реальности вся эта грантовая система, предназначенная шатать режимы путем поддержки прав и свобод, обладает чудовищно низким КПД. Фактически, если мы попробуем посмотреть на историю цветных революций и тому подобных вещей, мы неожиданно выясним, что работает она исключительно там, где ее подпирают куда более серьезные организации типа ЦРУ, которые при помощи договорняков с местными олигархическими структурами обеспечивают реализацию переворота. Сами же по себе эти фонды вообще не припоминаю, чтобы добились какого-то мало-мальски впечатляющего результата. Они давным-давно функционируют не для этого. Там работает гигантская общепланетарная пилорама, запущенная с самых высот европейской и американской государственности.

Конечно, по-прежнему остались мамонты, искренне верящие в то, что коррупция - это занятие исключительно российское, а в Европе все предаются однополой креативной любви и не воруют при этом ни цента. Таким людям я готов совершенно бесплатно выдать большой список организаций, борющихся за свободную любовь в России. Пусть задонатят этим прекрасным парням, сколько смогут.

ослик

О магии солдатских пряжек и специфике свободы слова

Минуло два года. Жизнь потихоньку возвращается в привычное русло. Тетушка, конечно, устроила Паулю кару Божью и казнь египетскую. Пришлось надолго позабыть про беззаботное существование и вернуться к книжкам и учебникам. Старая перьевая ручка дядюшки Вилли как-то потихоньку перестала сажать кляксы на каждой странице, а уравнения с двумя неизвестными, теоремы и английские глаголы перестают казаться совсем уж беспросветным темным лесом. Быть может, в солдатской пряжке, где вокруг кайзеровской короны вьется чеканное «с нами Бог», кроется какое-то особое, способствующее постижению школьных премудростей волшебство?
В каком-то смысле, так оно и есть. Хотя Пауль и прилагает все усилия, чтобы с этой магией больше никоим образом не сталкиваться. Но вот что интересно: чем меньше в тетради клякс, а в дневнике – замечаний от учителя, тем более довольной выглядит тетушка. А это, в свою очередь, влечет за собой расширение свободы, сжавшейся было до размеров письменного стола да школьной парты. Но стоит лишь вольному житью вернуться – и количество клякс опять неумолимо растет. Заколдованный круг какой-то…
Весна тридцать второго. На улицах потихоньку подсыхают здоровенные лужи – единственное напоминание о недавнем снеге. Водная гладь, отступая, оставляет здоровенные дыры в асфальтовом покрытии. Дворники, чертыхаясь, отвоевывают город у вылезшего из-под снега мусора.
Пауль обмакнул кисточку в ведерко с клеем и щедро крест-накрест провел по покосившемуся забору. На деревянных досках остался ясно различимый поблескивающий след. Рядом Фриц спешно приладил на удобренную стену плакат, торопливо разглаживая норовящий загнуться лист. Текст за прошедшие пару дней они успели выучить наизусть:
«Немецкие соотечественники!
Приходите на большое общественное предвыборное собрание в пятницу, 7 марта 1932 года, в восемь часов вечера, в пивоварне Шлоссбрауэрай в Шёнеберге, Хауптштрассе, 122-123.
Национал-социалист доктор Геббельс выступает на тему: Ленин или Гитлер?
Открытие зала в семь тридцать, взнос для покрытия издержек 20 пфеннигов / для безработных 10 пфеннигов.
Свободное высказывание!»
– А что, если коммунист придет и захочет высказаться, ему на самом деле дадут? – Неожиданно спросил Фриц, задумчиво разглядывая отпечатанный в типографии лист.
– Дадут, наверное. – Ответил после недолгого размышления Пауль. – Только если скажет что не то, башку проломят.

кот

Христианство никогда не было религией, которая идеализирует прошлое

Автор - В.Р. Легойда.
Отсюда: О творчестве и ценностях. Христианство никогда не было религией, которая идеализирует прошлое

С интересом прочитал статью российского историка Григория Герасимова (см. «НГ» от 04.08.21), посвященную прошлому и будущему традиционных ценностей в России. Благодарен автору за поднятую тему и за то, что он структурированно знакомит с тем, как формировались представления о ценностях в нашей стране и как эти представления менялись. Отдельно подчеркну, что автор убедителен в описании кризиса либеральных ценностей в мировом масштабе. Представление об универсальности либеральных стандартов все чаще становится предметом критического осмысления российских и зарубежных ученых (например, «Поминки по Просвещению» Джона Грея). И перестает быть темой свидетельства исключительно традиционных религиозных общин, не первое десятилетие говорящих о тех угрозах миру, которые представляет собой попытка навязывания этих ценностей всему миру.

При этом статья профессора Герасимова, как и полагается качественному тексту ученого, вызывает вопросы и наводит на размышления, которыми позволю себе поделиться.

Рассуждая о будущем, автор утверждает, что традиционные ценности актуальны, когда общество «хочет вернуться в свое прежнее состояние». Мне представляется, что тезис об устремленности институтов, отстаивающих традиционные ценности, в прошлое стал неким общим местом современного дискурса. Но он, скажу мягко, весьма дискуссионен. Христианство никогда не было религией, которая идеализирует прошлое (любое) или стремится к нему. Золотой век в прошлом – это одна из культурообразующих идей античности, которой христианство как раз бросило ценностный вызов. В христианской системе координат чаемым прошлым можно было бы назвать лишь райское состояние человека. Но «путешествие» в это «прошлое» невозможно совершить, повернув вспять ход истории, потому что райское состояние человека лежит вне пространственно-временного континуума, который и изучает историческая, равно как и любая другая наука.

Евангелие и христианство никогда не были посланием о том, каким человек был. И даже не о том, какой он есть. Но прежде всего о том, каким человек может стать, последовав за Христом. Стать не только в жизни будущего века, вечности, но и в нашей современной жизни.

Смысл сохранения традиционных ценностей не в том, чтобы «вернуться в прошлое», а в том, чтобы сохранить для будущего то лучшее, что составляет основу культуры. Память человека и память культуры – не о прошлом. Но всегда о будущем. Ведь это не устремленность в прошлое, а то, каким мы хотим видеть будущее. Собственно, профессор Герасимов сам замечает, что «нравственные ценности не могут быть выведены из творчества как такового» – так о том и речь.

«От всех наших традиционных ценностей российское, а позднее советское общество отказывалось», – продолжает автор. Но так ли это? Да, традиционные ценности пытались подавить, отменить, искоренить. Но в то же советское время, как следует из приводимых в статье этических кодексов коммунистов, возвращались после революционного угара к прежнему набору: патриотизм, семья, труд, справедливость, братство. Другое дело, что нравственные силы для жизни по этим ценностям предлагалось черпать в образах «новых святых» – Маркса, Энгельса, Ленина и пр. Понятно, что этот «колодец» очень быстро иссяк, иссушив всю систему. Потому отрадно, что современная Конституция России, как и Конституции многих других стран, ставит веру в Бога в ряд ценностей, без которых немыслимо существование государства.

Г.И. Герасимов полагает, что новая ценность, которая может определить будущее нашего общества, – это творчество. Тезис в равной степени интересный и спорный. И первый вопрос: являются ли «творчество» и «ценность» понятиями одного логического ряда? Творчество может вести к вполне определенной ценностной цели, утверждать ценности, основываться на, скажем, религиозных или антирелигиозных ценностях, но вряд ли может быть им сущностной альтернативой. Творчество как ценность и религия как ценность – это, так сказать, категории разного порядка. (Можно, конечно, рассмотреть вопрос превращения искусства или науки (не творчества!) в (квази)религию, но это отдельный разговор.) Творчество скорее есть способ создания или передачи глубинной ценности, смысла. Замечательный российский искусствовед Николай Тарабукин, говоря о ценностной основе творчества, писал: «Если мы, лишая эстетику философского смысла, обосновываем ее как «науку об оценках», ради, так сказать, самих оценок, то мы утверждаем ее беспринципность и, следовательно, и безнравственность. Эстетическая оценка, лишенная философского обоснования, похожа на пробу чая или вина, производимую ради самой пробы».

Вместе с тем нельзя не согласиться с автором, что сохранение за православием «роли нравственного судии могло бы пойти на пользу творческому российскому обществу… могло бы избежать фатальных ошибок, к которым предрасположен человеческий разум, лишенный нравственных ориентиров».

Еще один тезис автора представляется отнюдь не бесспорным: «Сегодняшнее православие не в состоянии объяснить научно-технические открытия и произведенные ими изменения в обществе». И вот почему. С одной стороны, ни сегодняшнее, ни вчерашнее, ни завтрашнее православие не ставит своей целью объяснять научно-технические открытия и производимые ими изменения. Религия наряду с искусством является одним из способов познания мира. Религия и наука отвечают на разные вопросы: первая – на вопросы «для чего?» и «зачем?», вторая – на вопросы «как?» и «почему?». Большинство так называемых конфликтов религии и науки связано с историческими этапами оформления современной науки, когда одна из сторон неверно проводила демаркационную линию между этими способами познания. В отличие от папы Урбана это хорошо понимал Галилей, утверждавший, что Библия рассказывает нам не о том, как устроено небо, а о том, как на него взойти (не космонавтам, конечно, а каждому стремящемуся к спасению). С другой стороны, современная наука – исторический феномен, возникший именно в западноевропейской христианской традиции. Потому, конечно, христианство не собирается объяснять научно-технические открытия (нет такой задачи), но, как справедливо заметила выдающийся историк Виктория Уколова, если бы не было схоластики, не было бы и интернета…

Прогнозы, конечно, дело неблагодарное, жизнь как реальность не поддается рациональному конструированию. Но представляется, что добровольный и всеобщий отказ от традиционных ценностей: веры в Бога, свободы и достоинства, любви к ближнему, отечеству и жертвенности, семьи и милосердия – эквивалентен цивилизационному самоуничтожению в национальном и глобальном масштабе.

ослик

Военфельдшеру виднее

Возвращаюсь как-то вечером в землянку и вижу – спит на моей койке какая-то девушка.
– Вы кто такая? Как сюда попали? –
Просыпается: ба! да это военфельдшер Маргарита Манкова – новая хирургическая сестра из полковой медсанроты, миловидная, доложу вам, шатенка с фигурой Афродиты.

Спустила ноги на пол, одёрнула юбку на коленях и говорит таким тоном, словно пришла узнать, который час:
– Товарищ военврач, я решила выйти за вас замуж. – Я как стоял, так и сел на ящик с медикаментами.
A она продолжает, как ни в чём не бывало:
– Если вы на мне не женитесь, я не знаю, что я с собой сделаю!
Мужчины проходу не дают, пристают, а если я выйду замуж, приставать не будут.

Наконец я обрёл дар речи:
– Но почему именно за меня? –
И слышу потрясающий по своей логике ответ:
– Потому что вы мне нравитесь.
– Но, простите, я вовсе не собираюсь жениться. – И опять – ответ:
– Придётся, товарищ капитан, если хотите спасти меня.

– Но почему бы вам не выйти замуж за одного из тех, кто вам проходу не даёт?
И опять – ответ, потрясающий по своей логике:
– Да потому что они все нахалы! –
Тогда я говорю:
– Этого быть не может, чтоб все!
Но она отбивает и эту мою контратаку:
– Я лучше вас разбираюсь в таких вопросах, товарищ капитан.

Я наконец поднимаюсь с ящика с медикаментами:
– Хорошо, хорошо, я подумаю, а пока идите к себе в санроту…
– Но я пришла жить у вас, видите – даже вещи принесла.

Эту ночь я провёл у своего друга – начфина, а когда утром пришёл в штаб, встретил замполита:
– Слушай, капитан, ты что разводишь в нашем полку аморалку?
– Не понимаю вас, товарищ майор!
– Ах, не понимаешь?.. А я только что видел, как около твоей землянки умывалась военфельдшер Манкова. –
Я хотел рассказать ему, как всё это случилось, но он и слушать не стал.
– Не оформишь связь законным образом – будут неприятности.

Юрий Белаш.

ослик

Фейсбук и антипрививочники довели.

Честное слово, я существо терпимое, а местами и вовсе толерантное. Но в последнее время фейсбук меня доконал. Стоит зайти туда - и обязательно наткнешься на рекламу торговли антикоронавирусными сертификатами. Меня такое демонстративное небрежение законом всегда раздражало. Я тыкал кнопку "пожаловаться", жаловался... Ну, сами понимаете, результат подчеркнуто нулевой. В фейсбуке вообще с рекламной точки зрения жуткая помойка, ни о какой чистоплотности и речи не идет, рекламируют любую дрянь, лишь бы деньги платили.

Но когда мне за пять минут трижды показали эту антипрививочную рекламу, я понял, что, как говаривал следователь из "Мастера и Маргариты", любому терпению положен предел.



Пошел на страницу мвд.рф и написал в отдел "К" обращение по всей форме. Приложил скрины фбшной рекламы и дал ссылочку на торгующий сертфикатами сайт. Посмотрим, что из этого выйдет, а пока пойду поищу, где бы на фб в роскомнадзор пожаловаться.

Ибо нефиг.

ослик

О правильных гаданиях

Во времена Древнего мира правители и сильные мира сего воспринимали гадания и обращения к богам как действенный и незаменимый способ получения о мире. И, конечно, как и любое государственное дело, такие обращения протоколировались со всем необходимым тщанием. Например, царь Ассирии Ашшурбанипал так вопрошал богов:

"Вступят ли люди, лошади и войско Гамбулу в битву с Набу-шарру-уцуром, главным евнухом, и армией Ашшурбанипала, царя Ассирии, что двинулась вместе с ним? ... Следует ли Ашшурбанипалу, царю Ассирии, посылать людей, лошадей и войско в местность Гамбулу, чтоб убить, захватить добычу и опустошить? Если они пойдут, убьют ли они все, что можно убить, захватят ли они все, что можно захватить, и опустошат ли все, что можно опустошить?"

Войско Гамбулу тогда решилось на набег, но у самой границы было неожиданно встречено ассирийской армией. Войска Гамбулу были наголову разгромлены, ее столица - разрушена и сожжена, а правители увезены в столицу Ассирии - Ниневию, где преданы мучительной смерти.

Видимо, с предсказателями в Ассирии был полный порядок.



отсюда: https://vk.com/aenigmaenigmatorum

ослик

Отрывок

Первые плакаты на улицах появились поздней осенью. Угрюмое молодое лицо в солдатском шлеме смотрит тяжелым, пустым взглядом. Над ним нависает вычурная надпись готическим шрифтом: «На западном фронте без перемен». Кино Пауль любил. Кто же не любит кино? Но на этот фильм не позволил бы себя затащить ни за какие коврижки. Есть в нем что-то такое, от чего хочется держаться подальше.

У штурмовиков грядущая киноновинка вызвала состояние, которое иначе как бешенством и назвать нельзя. Пауль как раз прибился к отмечающей что-то компании, когда речь зашла про грядущую премьеру. Упоминание фильма буквально взбесило Рыжего Отто.

– Американцы не просто так про эту дрянь кино делать взялись. – Объяснял шарфюрер штурмовикам и присоединившися парням с Леопольдкиц. – Всё они хитро просчитали. Говорят, ради кассовых сборов, но это чепуха. Не для денег это делается. По немецкому народу они бьют. Приучают, что ни героев у нас в прошлом не было, ни величия, одна грязь сплошная. И что отцы и деды только и умели, что в той грязи возиться. Один фильм снимут, второй… Дрессируют, будто собаку.

Шарфюрер оглядел притихших слушателей тяжелым взором. Пауль сидел тише воды, ниже травы. Речи эти ему хорошо знакомы: не далее как вчера что-то подобное говорила и тетушка. А вот дядюшка Вилли возражал, что настоящую солдатскую жизнь злополучный автор описал с пугающей правдоподобностью. Кому же верить? Шарфюрер уверен, что все фронтовики были героями, которые только и делали, что совершали всякие подвиги и непрестанно жертвовали собой во имя Германии. Вот только ни Рыжий, ни остальные из гитлерюгенда сами фронта не видели. А вот дядя на нем побывал, правда не солдатом, а корреспондентом. Вильгельм Майер о войне рассказывать не любил. А если уж заходила о ней речь, то куда чаще вспоминал не подвиги и героев, а грязь, вшей, постоянный голод и тяжелый труд наизнос.

Наверное, правильное мнение о фронте не составишь, пока сам там не побываешь. Вот только ни фронтов, ни войн вроде как не предвидится, да оно и к лучшему: в герои Пауль вовсе не рвется, а в грязь, ко вшам в гости – тем более.