yu_dzin

17 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

УПА и бандеровцы в документах Рейха

Кем были бойцы УПА - борцами за свободу или коллаборационистами на службе Третьего Рейха? Этот вопрос в наши дни по очевидным причинам сверхполитизирован. Фактически, всем известная страна пытается вывести из него едва ли не собственную родословную. При таких раскладах мало удивительного в том, что потоки лжи и совершенно безудержной фантазии бьют фонтанами. Одной из жертв информационной войны пала русская википедия - гарные хлопцы до такой степени забили соответствующие темы откровенной пропагандой, что глаза щиплет.

Я предлагаю зайти в обсуждении этого вопроса с другой стороны - с документальной. А поскольку одна из сторон развернувшейся вокруг УПА баталии объявляет любую советскую документацию ложной по умолчанию, смотреть мы будем документы Рейха, преимущественно - секретные. Как и кем видели Бандеру, УПА и вообще украинских националистов сами немцы?




Начну я с откровенного курьеза. Дело в том, что поставив условием отказ от советской документации, я, тем самым, отсекаю несколько реальных засекреченных разведдонесений о столкновениях между бандеровцами и немцами. Я их действительно видел и не считаю себя вправе выкидывать слово из песни. Впрочем, никакой конкретики там не приводится. В любом случае, вряд ли кто-то сильно удивится, что по результатам прочтения советских документов военного периода и послевоенных протоколов допросов немецких офицеров, картина предстает абсолютно очевидная. И бандеровцы в ней выступают очевидной вспомогательной силой Рейха, выполняющей разведывательные, диверсионные и контрпартизанские действия.

"Решает только Адольф Гитлер".

А теперь - к немецким документам. Отношения с бандеровцами у немцев не заладились с самого начала, когда Бандера во Львове объявил о создании независимой Украины. По этому случаю состоялась запротоколированная беседа между представителями немецкой администрации и украинскими националистами, где авторов незалежной Украины очень жестко приземляют обратно на грешную землю.

Здесь (в документе, провозглашающем независимость - прим. yu_dzin) также говорится, что германский рейх и германский вермахт - ваши союзники. Это неверно: фюрер - единственный человек, который ведет борьбу, и украинских союзников не существует. Возможно, украинцы в восторге от самих себя и чувствуют себя нашими союзниками; но в смысле государственно-правовой терминологии мы не союзники, мы завоеватели советских русских территорий. Здесь миры фантазий, которые не соответствуют реальности и которые могут произвести лишь неблагоприятное впечатление на высшие инстанции рейха.

Финал разговора для Бандеры вряд ли мог закончиться чем-то хорошим:

Бандера: Я хочу еще раз заявить и дать понять, что, отдавая все свои приказы, я не опирался на приказ или согласие со стороны какой-либо немецкой инстанции. Во всех приказах, которые я отдал, я опирался не на какие-либо немецкие инстанции или согласие немецких инстанций, а только на мандат, полученный мною от украинцев. Строительство и организация украинской жизни возможны, в первую очередь, руками украинцев на территории, населенной украинцами, и, разумеется, это может произойти только тогда, когда будут привлечены к этому украинские факторы. Я считаю, что пока это может произойти лишь в согласии с немцами.
Кундт : Что там будет происходить, решает только Адольф Гитлер.
Запись беседы представителей немецкой администрации и вермахта, членов Украинского национального комитета и С. Бандеры о незаконности провозглашения независимого украинского государства и создания его правительства, 3 июля 1941.

По результатам беседы Бандера сначала попадает под домашний арест, затем - в концлагерь Заксенхаузен.


Степан Бандера и его окружение, 1928 год

Что такое УПА и откуда она взялась?

На оккупированных немцами территориях действует несколько организаций с разным статусом. Одной из них является дивизия СС "Галиция", но о ее деятельности мы сегодня говорить не будем. Куда более нас интересует украинская национальная полиция - шумо (сокращение от "шуцманшафт"). Это украинцы на службе Рейха, подчиняющиеся германским должностным лицам. Одновременно существует сеть подпольных организаций украинских националистов. Из немецких документов картина вырисовывается довольно сложная - речь идет не о единой организации, а о мешанине группировок, которые сплошь и рядом агрессивно конкурируют друг с другом. При этом, с отрядами шумо взаимоотношения выстраиваются самые противоречивые - они запросто могут и выступать для подпольных организаций кадровым резервом и источником оружия, и, при этом, с ними же запросто могут происходить стычки и перестрелки. К 1944 году УПА становится наиболее влиятельной, многочисленной и мощной вооруженной украинской националистической организацией, вырвав первенство у конкурентов. По крайней мере, так ситуацию видят немцы.

УПА возникла осенью 1941 г. на Волыни. В историческом аспекте она является продолжением нелегальной украинской боевой организации, действовавшей еще при господстве Польши и основанной на принципах антибольшевизма, на антирусских и антипольских тенденциях, дополненных антигерманскими нотами еще со времен немецкой оккупации и правления Украиной, впрочем последние сейчас уже в основном преодолены.

В предстоящем конфликте с Советским Союзом украинскому вопросу придается немаловажное значение. Из этого вытекает еще один принципиальный принцип ОУН: необходимость создания собственной армии, которая в определенное будет брошена на чашу весов борьбы. А пока «активная защита» украинского народа от посягательства «оккупантов» возлагается на УПА, которая должна ослаблять Красную Армию методом ведения малой войны, замедлить ее продвижение на запад и тем выиграть время для организации повстанческой армии.

Создание фронта борьбы против немцев было, по украинским взглядам, «противоестественно», так как вряд ли найдется еще два народа, у которых было бы так мало расхождений и так много общих интересов. Однако, дальше более или менее пассивных позиций и эпизодических стычек дело не заходило, при этом запрещалось нападение на военнослужащих германского вермахта, так как не в украинских интересах было какое-либо ослабление основной силы в борьбе с Красной Армией. За несоблюдение этой директивы руководство УПА грозило военным судом. Германия считается естественным союзником украинцев в их борьбе против их обоих исконных врагов: русских и поляков.

Из аналитической справки Рейхсминистерства восточных территорий о создании и деятельности УПА, 2 ноября 1944.



Рейх против Бандеры.

После того, как немцы решают, что дружить с Бандерой им нет никакого интереса, для его сторонников наступают не самые приятные дни.

На служебном участке командира Полиции безопасности и СД Житомира удалось арестовать самых важных функционеров ОУН данной области. Областной руководитель Роман Марчак был расстрелян при попытке к бегству. Было конфисковано около 2 тыс. брошюр и листовок. Под кроватью Марчака был найден наган, заряженный разрывными пулями. Благодаря показаниям одного из арестованных бандеровцев, в подвале одного полностью разрушенного мы смогли обнаружить огромное количество пропагандистских материалов, организационные планы и списки членов организации Житомирской, Киевской, Харьковской и Полтавской областей, а также полный комплект оборудования для изготовления фальшивых паспортов, упакованный в чемоданы и рюкзаки. Также в ходе розыскных мероприятий были изъяты 2 пишущие машинки, на которых печатались пропагандистские материалы.
Сообщение начальника Полиции безопасности и СД, 30 марта 1942.

Как нетрудно видеть, идет вполне типовая подпольная работа, бандеровцы прячут оружие и занимаются активной агитацией. Тем не менее, все донесения немецких полицейских сил в значительной мере перекликаются друг с другом: найдены листовки, подпольные типографии и тому подобная макулатура. Время от времени находят оружие. Заканчивается ли на этом противостояние бандеровцев и Рейха? Не совсем.

В зоне ответственности командира Полиции безопасности и СД Ровно действует террористическая группа, состоящая из приверженцев Бандеры. В Чепеле (район Торчин) неизвестными был расстрелян крестьянин и ранены два его родственника. В тот же день двое вооруженных мужчин захватили сотрудника полиции в Луцке и попытались повесить его с помощью ремня. Комендант охранной команды Луцка получил письмо, в котором ему угрожают убийством. Различные наблюдения и умозаключения указывают на то, что во всех случаях речь идет о шовинистах сторонниках Бандеры, которые убивают и осуществляют меры насилия в отношении украинцев, предавших цели украинских националистов.

Кроме того были арестованы два сторонника бандеровского движения, которые в ходе допросов признались, что весной собирались взорвать мост и осуществлять акты саботажа. Это задание они получили от одного неизвестного из Радомышля. Расследование продолжается.

Сообщение начальника Полиции безопасности и СД, 17 апреля 1942.

При этом не нужно полагать, будто приведенные мной сообщения касаются исключительно бандеровцев. Параллельно этим данным в сообщении от 17 апреля приводятся данные по борьбе с советскими и коммунистическими силами:

  • В Киеве арестовано 18 подпольных коммунистических функционеров, выводивших из строя сельскохозяйственную технику и участвовавших в подрывах.

  • Под Кристиновкой задержано 1400 человек, сбежавших из лагерей для военнопленных.

  • В Днепропетровске предотвращены покушения на начальника милиции и украинского бургомистра, планировавшиеся советскими партизанами.

  • В Житомире арестовано 15 советских партизан, планировавших нападение на словацкую и немецкую часть и подрыв склада боеприпасов.

Картина складывается достаточно целостная: никаким дружелюбием в адрес бандеровцев немецкие документы 1942-43 годов не отличаются. Тем не менее, на фоне лютого трэша, который постоянно организуют просоветские партизанские отряды, бандеровцы выглядят едва ли не восторженными гимназистами, печатающими листовки. Единственное упоминание хоть чего-то выходящего за пределы агитпропа - информация о двух бандеровцах, признавшихся в подготовке подрыва моста. Другое дело, что неизбежно встает вопрос, сколько времени вдумчивой работы напильником по зубам потребовалось немцам, чтобы это признание получить, и насколько такому признанию можно верить. На этот вопрос у меня, разумеется, ответа нет.

А вот выдержки из информационной записки Тараса Боровца - руководителя одной из украинских националистических группировок - в Главное политическое управление в Берлине от 8 ноября 1944:

Она (группировка "Полесская Сечь" - прим. yu_dzin) всеми мерами боролась против большевистских банд. Она очистила Полесье от банд и насадила новую администрацию, которую признали и немецкие военные власти (113 дивизия и др.) С образованием немецкого гражданского управления (ноябрь 1941 г.) «Полесская Сечь» была распущена. Часть бойцов перешла в полицию, а остальные разошлись по селам.
Вся проделанная до этого времени работа шла на пользу немцам.

Ко мне явились в первую очередь те украинцы, которых притесняло и репрессировало немецкое управление. Свою задачу мы видели в том, чтобы организовать повстанческую армию, которая должна была стать зародышем будущей украинской армии. В лесах были организованы курсы офицеров и подофицеров, санитаров т.п.
В то время мы не бились против немцев, так как немцы воевали с нашим главным врагом: Россией и коммунизмом.
Части Украинской Повстанческой Армии, сокращенно УПА, выступая на оборону населения, стали биться с бандами и советскими парашютистами.

Сейчас же после этого началась широкая акция против немецкого гражданского управления и против национальных меньшинств на Украине. В первую очередь террор был направлен против поляков. (Ну разумеется, из кого еще, как не из поляков, состояло немецкое гражданское управление на Украине!)

Той же осенью 1942 г. я вел переговоры с представителем Москвы полковником ЛУКИНЫМ. Он прилетел к нам специальным самолетом. Большевики предложили нам присоединиться к советским партизанам.
В этом случае они обязались снабжать нас с самолетов оружием, запасными частями, имуществом связи и т.п. Мы должны были заявить о своей солидарности с ними. Они предложили, чтобы мы сообща убили рейхкомиссара КОХА.
Советское предложение мы отклонили, в связи с чем советские партизаны объявили нам войну, как агентам Гитлера.

Дружба и взаимопонимание.

С 1944 года в немецких документах уже окончательно и недвусмысленно видна линия на полное сотрудничество УПА с Вермахтом и прочими силовыми структурами Рейха.

3 мая 1944 г. в чистом поле, под намеченной мною грушей, восточнее Черного леса, состоялась встреча с двумя представителями украинских националистических партизан. Я явился в сопровождении надежного украинского переводчика. Оба партизана, ранее предложившие, что в качестве условного знака будут держать фуражки в руках, точно появились в условное время, держа фуражки в руках и, не доходя 10 шагов, приняли положение «смирно», причем один из них обратился ко мне по-немецки: «Господин крейс-гауптман (Искаж. Kreishauptman (нем.) — капитан округа.), мы являемся представителями украинских партизан и прибыли для того, чтобы Вас проинформировать о возникновении партизанского движения, его целях и взглядах на общее положение, доверяя Вашей рыцарской чести».

На мой вопрос настроены ли украинские партизаны враждебно к украинской полиции, как это можно было бы заключить из убийства 9 украинских комендантов полиции и людей из крайсгауптманшафта в Станиславе, они ответили: «Наша организация, после точной проверки, приговорила украинских полицейских к смерти только тогда, когда было установлено, что они виноваты в национальной измене».
На вопрос находят ли они лучшей анархию нежели порядок, охраняемый полицией, последовал отрицательный ответ, но одновременно они подчеркнули желание реформ.
В заключение руководитель боевой группы сообщил последние данные его разведки, согласно которым между Майданом, Гутой и Беднаровом находится в процессе формирования один большевистский партизанский отряд. Оттуда можно ожидать актов саботажа. Украинские партизаны опасаются, чтобы в случае нападения большевистских партизан на армию, последняя, преследуя большевиков, может выступить также против украинских партизан, так как внешне их нельзя отличить.
Я порекомендовал им установить для себя внешний признак и мне об этом сообщить.
Сообщение Станиславского окружного крайсгауптмана губернатору дистрикта Галиция во Львове о переговорах с украинскими националистами, 7 мая 1944.

Начатые в районе Деражно переговоры с руководителями национальной Украинской повстанческой армией были успешно проведены также в районе Верба.
Достигнута договоренность:
Немецкие части не подвергаются нападению со стороны «УПА». «УПА» засылает лазутчиков, преимущественно девушек, в занятые врагом районы, и сообщает результаты Развед. отделу Боевой группы. Пленные Красной Армии, а также советские партизаны препровождаются в развед. отдел для допроса; местные чуждые элементы используются Боевой Группой на работах.
Чтобы не мешать этому необходимому взаимодействию Приказываю:
1. Агентам «УПА», которые имеют удостоверения за подписью «капитан Феликс», или тем, кто выдает себя за членов «УПА», разрешать беспрепятственный проход; оружие оставлять при них.
По требованию агента предоставлять им быстрейший доступ в развед. отдел.
2. Члены частей «УПА» при встрече с немецкими частями для опознавания подымают левую руку с раздвинутыми пальцами к лицу; таковых не задерживать, это означает их взаимопонимание.
3. Со стороны «УПА» имеются жалобы на то, что немецкие полицейские регулярные части производят самовольную реквизицию, особенно домашней птицы. В связи с этим, согласно приказа от 11 февраля 1944 г. - командиры частей привлекаются за эти дикие реквизиции, чтобы таковые прекратились.
Приказ бригаденфюрера СС Бреннера, 12 февраля 1944.

Фактически, на протяжении всей своей карьеры бандеровцы (и представители прочих группировок) воевали вовсе не с немцами, каковые попадали под раздачу исключительно спорадически. Главными их врагами можно смело назвать тех украинских коллаборационистов, которые отказывались сотрудничать с самой УПА.

Поэтому нет ничего удивительного в той любезности, с которой немецкие руководители и офицеры общались с бандеровцами: крови между ними практически не было, а в убитых сотрудниках местных администраций и украинской полиции никто в Рейхе, разумеется, большой беды не видел.

Если же резюмировать все вышеперечисленное, то трезвый взгляд на деятельность УПА можно сформулировать примерно так: эта подпольная организация не может считаться полноформатной креатурой Рейха, и своей целью преследовала не обслуживание интересов государства германского, а создание государства украинского. Тем не менее, на всем протяжении войны она в самом худшем для Германии случае являлась источником мелких неприятностей, а куда чаще напрямую помогала Вермахту и иным силовым структурам Рейха в их войне против СССР.

При этом совершенно не следует забывать, что помощь оказывалась той самой силе, которая своей целью ставила завоевание жизненного пространства на востоке путем порабощения местного населения - и эта цель бандеровцами в полной мере осознавалась.

Иначе говоря, при всем понимании нюансов и невозможности признания УПА классическими коллаборационистами, я настаиваю на том, что своими действиями эти люди обслуживали и приближали порабощение и истребление украинского народа.


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Автор записи увидит Ваш IP адрес